+ 38 097 393 89 86

г. Белая Церковь

Вы находитесь здесь:Публикации :: «Гораздо интересней поднять парус… и на простор!»

«Гораздо интересней поднять парус… и на простор!»

10.01.2011, "ГРИФ"

Художник Александр Дмитренко: «Гораздо интересней поднять парус… и на простор!»

Художник Александр ДмитренкоАлександр Дмитренко – современный мастер, он идет своим путем, опираясь на опыт и традиции современной художественной школы, вырабатывая свой стиль, соответствующий именно его личности, его видению мира. Главное, что определяет его работы и делает их узнаваемыми, – это особенная тонкость чувств, поэтичность и соответствующая им ясная чистота живописи.

Александр Дмитренко поистине труженик в искусстве. Им написаны много работ, в его биографии более десятка персональных выставок, его творчество востребовано и неизменно привлекает его поклонников. Глядя на его неиссякаемую творческую активность, можно смело сказать, что главные его достижения еще впереди! С ним можно говорить часами и сутки напролет – настолько он интересный собеседник. Для меня он всегда был и есть - ХУДОЖНИКОМ!

Знакомьтесь, сегодня в «Творческой гостиной» - художник Александр Дмитренко.

 

Ах, художник, как и прежде
У мольберта не в себе…
Краской красной по надежде,
Краской черной по судьбе.
Ночь и пламя, кровь и деготь,
А под утро удержись,
Ничего не надо трогать,
Потому что это – жизнь!

 

- Александр, расскажите о себе, я уверен, что читателю это будет интересно.

- Я родился в русском городе, который расположен у самого подножья Кавказского хребта, от этого города начинается Военно-грузинская дорога, а заканчивается она в Тифлисе (теперь Тбилиси). Это культурный, административный, промышленный центр Тверской области России (то есть предгорного Северного Кавказа). С балкона моего дома в ясный день прекрасно была видна заснеженная вершина Казбека, который, как белый всадник, висел над городом, городом Владикавказ. Родился я в 1959 году, начало 60-х было овеяно прорывом в космос: спутники, ракеты, космонавты, поэтому всё детство мы смотрели в звёздное небо и, понятное дело, многое там сумели разглядеть. В Белую Церковь я отправился лишь в 1982 году. Вот теперь я белоцерковчанин, без самой малости уже с 30-летним стажем. Город особенный, непростой, но я его люблю, и я за него в ответе. Для нашего рода Дмитренко «семья» – главнейшая земная ценность. Ведь семья включает в себя практически все, на что должен быть способен и к чему обязан приложить свои силы человек: любовь, продолжение человеческого рода, воспитание, трудолюбие и созидание, отвагу, честь - одним словом ВСЁ. В Белой Церкви мы повстречались с Таней, в Белой Церкви родились трое наших детей - Софья, Никита и Лука, в Белой Церкви живёт мой отец - Фёдор Дмитренко. Увы, теперь здесь есть и могилы наших родных - родителей Тани и моей мамы…

- Можно ли сделать из человека художника или он должен с этим родиться?

- Во-первых, давайте сначала договоримся, что значит – « сделать художника»? Кто такой художник? По-моему, художник - это очень высокое звание. Стал ли художником человек или нет, выяснится лишь тогда, когда он пройдёт весь свой творческий путь. Чаще художником у нас принято называть человека, занятого профессией, связанной с художническим ремеслом. Ну, то есть, если ты написал картину, продал её или выставил на выставке, то уже можно говорить «художник» или даже в штатных расписаниях учреждений есть должность «художник». Конечно, можно и в таком канцелярском смысле так говорить это слово, но, мне кажется, ты спрашиваешь о чём-то более важном, то есть о художнике именно в моём понимании. Тогда я отвечу так: мне проще говорить словосочетание «юный художник», чем слово «художник» - покуда человек учится, к чему-то великому стремится, пытается преодолеть всяческую свою бездарность и скованность. Для того, чтобы быть «юным художником», сначала надо родиться чутким, открытым свету небесному, трудолюбивым человеком. Между прочим, с этими данными рождается немало детворы. А вот чтобы оставаться «юным художником», надо много трудиться и не растерять того, что тебе Господь запросто подарил. Художником можно родиться и можно им оставаться всю жизнь, но для этого надо очень много усилий счастливых, но нелёгких прилагать, а если ты родился «не художником», то что уж тут поделаешь? Можно лишь устроиться работать художником, чтобы запись была в трудовой книжке «художник». Кстати, есть ещё один способ – поступить в Союз художников.

– «Техника живописи» для Вас – это…?

- Отвечу, используя упомянутый Вами термин, я как раз работаю только в традиционных техниках. В живописи - это холст, масло, реже - акварель, ещё реже - темпера, в графике - карандаш, уголь, соус, линогравюра, офорт, в скульптуре - тонированный гипс, железобетон, дерево. Пишу станковые картины, занимаюсь станковой графикой, монументальной скульптурой. Что касается жанровых и стилистических пристрастий, то тут всё гораздо сложней и запутанней. Я увлекаюсь темой, и она может быть жанрово оформлена как угодно, я это люблю сравнивать со съёмкой кино. Выбирается сценарий, актёры, оператор, художник, композитор и рождается фильм. Интересней всего, чтобы он был новым и для тебя, и, соответственно, для зрителей. Каким он будет - станет известно лишь после монтажа. Для новой картины вполне может быть избран новый, ранее не применявшийся мною жанр или стиль. Но если обобщать, то в живописи более всего люблю сюжетную картину, портрет, исторический жанр.

– Используете ли Вы технические средства в своей деятельности, например, компьютер?

- В своё время я стал одним из первых пользователей персональными компьютерами в наших краях. Сначала это были тексты. Все свои научные изыскания я из печатной машинки перебросил в этого замечательного помощника. Избавился от рутины и черновой работы. Значительно позже пришла пора графических программ, и они мне теперь очень помогают при подготовительной работе. Увеличение картонов, расчёты и прочее. И, конечно же, оперативное получение информации через Интернет. Красота! Всё так облегчилось! Без компьютера работу свою не мыслю, хотя книга, как была, так и осталась в самом центре моего жития, а все произведения создаются исключительно собственными руками, но компьютер - замечательный, удобный рабочий инструмент.

– Ваше состояние во время работы над картиной...?

- Новое произведение требует полной отдачи. Замысел необходимо «выносить». Первое, что требуется – полная уверенность в необходимости или даже неотвратимости новой вещи. Если есть ощущение, что произведение можно писать, а можно и не писать, тогда ничего путного из работы над ним не выйдет. Потом начинается уже сама работа в материале. Тут много и вдохновенного, и ремесленного, и даже физического по усилиям, ведь мы говорим об изобразительном искусстве, а тут многое делается именно руками. Вместе с работой проживается определенный период жизни, а значит, тут есть всё: и радости, и огорчения, и рутина, и поэзия, всё-всё.

– Многие Ваши почитатели говорят о том, что Ваше искусство «возмужало».

- Малопонятное для меня в отношении искусства качество. Что значит возмужало? Стали решительней и жёстче темы, решения? Я стал категоричней? В повседневной жизни – пожалуй, да. А в творчестве? Мастерства, того вожделенного и нужного мне самому, как мне кажется, как не было, так и нет. Увлечённость и детское бесстрашие остались теми же, что и раньше. Вот и пойми, стал я лучше или хуже? Да всё так и продолжается. Я – есть я, а Вы – есть Вы. И это хорошо.

- Можно ли вообще быть творцом, художником и быть постоянно счастливым, не сомневаться, иметь ясную картину мира и при этом не использовать никакие стимуляторы?

- Человек, занятый любым творчеством, – счастлив непременно! Ясная картина мира формируется человеком постепенно, этот процесс не имеет конечной точки. О каких стимуляторах Вы говорите? Мне кажется, лучшего стимулятора, чем наблюдение полёта ласточки или созерцание роз или облака быть не может. У нас всё есть в избытке. Но мы подчас до крайности ленивы. Счастливый человек постоянно сомневается. Не следует думать, что счастье - это некий покой. Пожалуй, художник как раз миру и интересен тем, что он остро чувствует, когда он счастлив и когда по-настоящему несчастен и не скрывает своего состояния от людских глаз, не боится, что его кто-то увидит таким, каким он есть на самом деле.

Художник Александр Дмитренко

- Что мешает работать, кроме приступов лени?

- Цейтнот. Ведь у каждого из нас есть обязательства и договорённости и, подчас, между выполнением этих вещей остаётся недостаточно времени. Когда-то в шутку на вопрос: «как дела?», я отвечал так: «всё хорошо, одно только не удаётся: быть одновременно в двух разных местах». Режим роботы как у всех – с утра до вечера. И по праздникам, и по выходным. Работается всегда хорошо.

– У Вас есть собственное определение успеха?

- Пожалуй отвечу так: успех - это когда ты сумел обойтись без фальши и лжи, когда тебе удалось сказать всё то, что необходимо и не сдерживал, и не одергивал себя или не пытался, например, понравиться. Главный наш зритель всё ценит по большому счёту и правильно тебе отмерит похвалы и хулы. Тогда чего же опасаться? Вперёд! У Чжуан-Цзы здорово об этом сказано: «Всемирная слава его бы не воодушевила, всемирный позор ему бы не помешал».

- А в чем разница между успехом и провалом?

- Правда и честность – это успех, ложь и фальшь – это провал. А цветы или свист тут никакого значения не имеют.

- Вы любите мобилизовывать себя, мотивировать? Или предпочитаете просто плыть по течению, делать то, что у Вас получается лучше других и надеяться, что потомки Вас поймут?

- Я очень быстро работаю, мои коллеги искренне удивляются. Берусь за масштабные вещи с лёгкостью и делаю их зачастую на одном дыхании. Это требует, объективно говоря, значительных усилий. Так что без мобилизации не обойтись. Когда ты мобилизован, то и ночи порой не спишь, и от пива какого-нибудь откажешься, и в гости не пойдёшь. Потомки тебя поймут в любом случае. Но, по течению плывёт уж очень много нечистот и мусора, гораздо интересней поднять парус, то есть мобилизоваться… и на простор!

- А кто такие «творцы»? Почему люди творят? Вот Вы зачем рисуете? Только для собственного удовольствия? Или Вы хотите, чтобы Ваши работы видели люди, восхищались, переживали?

- Наконец-то лёгкий вопрос! Точней, вопрос, требующий краткого ответа. Положа руку на сердце, скажу: занимаюсь искусством для собственного удовольствия и наслаждения. Наслаждаюсь в полную силу и с полной отдачей, может быть, поэтому эти занятия производят впечатление серьёзного, профессионального дела.

И его команда!

- Как Вы оцениваете произведения искусства? Нравится - не нравится? Или все-таки существуют общепринятые цен­зурные нормы, которыми Вы руководствуетесь и которые позволяют выносить субъективную оценку?

- Всё очень субъективно, я именно стараюсь воспринимать произведения как зритель непосредственно и эмоционально, без наносного флёра и снобизма. Однако, я зритель опытный, а значит, находящийся под постоянным влиянием своего житейского, художественного, научного, педагогического опыта. Так, наверное, у каждого человека, а потому и вкусы в обществе ой какие разные.

- Над чем работаете сейчас и какие планы на будущее?

- Сейчас работаю над новым циклом «Naturemorte In Still Life». Цикл включает один большой портрет и двенадцать натюр­мортов. Возможно, мне удастся его показать в 2011 году. Любой показ необходим для того, чтобы двигаться дальше. Однако, я не спешу, хочу его хорошенько подготовить.
3 марта 2011 года, в Белоцерковском краеведческом музее будет большущая ретроспективная выставка нашей Академической художественной школы, где, возможно, я покажу и другие работы. Приходите, посмотрите!

– И в завершении этого разговора – Ваш совет начинающим художникам.

- Культивировать в себе свободу, честность, доброту, любовь, хранить совесть.

- Спасибо за это интервью. Желаю Вам, чтобы Ваше творческое мышление всегда было подвижно и оригинально. Пусть ценители прекрасного всегда получают удовольствие от Вашего творчества, а Ваши собственные усилия будут направлены только на благо людей!

ОЛЕКСА БІЛИЙ «ПАРК-ІНФОРМ»